Кольская региональная ассоциация
«За безопасность питьевой воды и пищи»


Мурманская областная общественная организация

Среда, 13.11.2019, 08:37

Приветствую Вас Гость | RSS | Главная | Новости | Регистрация | Вход

Русский English
Главная » Новости » Новости

О месте социальной и экологической мотивации при принятии административных и хозяйственных решений
06.05.2013, 14:26
  К сожалению, при принятии тех или иных административных и хозяйственных решений экологические критерии не только не стали приоритетными, к чему, пожалуй, уже пора придти, но и не стали значимыми, - их легко отметают либо просто игнорируют. Приведём пример из практики нашей организации. Есть в Мурманске осколок когда-то довольно большой улицы, которую перед самой перестройкой почти всю снесли, но вот два дома – двухэтажный деревянный и трёхэтажный каменный – снести не успели. Они так и стоят, и социальные и экологические условия жизни в них недопустимо плохи. Наша организация решила помочь жильцам этих домов. Началось всё по профилю организации – с воды, но нельзя было абстрагироваться и от других экологических и социальных проблем проживания людей в двух этих домах, и Л.К.Соколовой был подготовлен материал «Экологическое гетто в Мурманске», который частично удалось опубликовать в местной газете КПРФ. Чтобы понять, что же с жизнью в этих домах не так, мы просто кратко перескажем содержание материала.
  Это «экологическое гетто» расположено на берегу Кольского залива в зоне влияния Угольной базы. Жилых объектов здесь три: два упомянутых жилых дома и тюрьма (ИК). Уголь лежит открыто, перегрузка идёт ковшами, угольная пыль летит туда, куда дует ветер, и часто – на дома. Снег здесь чёрный. Белый он только пока летит. Верёвки для белья чёрные. Бельё о них пачкается. Но даже если не летит угольная пыль, то вовсю дымит труба котельной ИК, и при ветре в сторону домов в квартирах стоит отвратительный запах, - просто смрад.
  Дома расположены в зоне сантехнического неблагополучия: окружены зловонными коллекторами и канализационными колодцами, а под грунтом, в том числе под дорожным полотном, располагаются сбросные коммуникации. В дорожном полотне кое-где дыры, и оттуда смердит. Вдоль подъезда каменного дома, в метре от фундамента, проходит канава с рыжим ложем и водой, покрытой радужной плёнкой. Когда прорывается что-то в сбросных коммуникациях, зловонная жижа переполняет этот «ручей» и подступает к подъездам, а иногда и вливается в них.
   Водоснабжение жилых домов неустойчиво, так как сети изношены и часто случаются аварии, и вне связи с ними с утра и до обеда из горячих кранов течёт, как правило, холодная вода. Но даже если из горячего крана идёт горячая вода (например, ночью: наиболее надёжное время, чтобы, наконец, постирать, помыть накопившуюся в ожидании горячей воды посуду и т. д.), то она тоже мало радует: часто вода идёт жёлтая, и чуть зазеваешься – на белье остаются плохо отмывающиеся пятна. На ощупь горячая вода не то жирная, не то как бы мыльная. Мыться в ней неприятно и кажется опасным. Один из жильцов добавляет в неё марганцовку. Холодная вода тоже может быть любого цвета: всё время где-то что-то прорывает, и вода может идти либо жёлтой, либо чёрной, либо мутной.
  Дома расположены в технической зоне железной дороги. Первая – ближайшая -железнодорожная колея проходит от каменного дома менее чем в 25 метрах, и спать, когда под окном громыхает поезд, не очень-то получается. Вдобавок, когда поезд идёт, дома трясутся и иногда дребезжат стёкла. Вторая колея проходит в 60 метрах. Итак: 25 и 60 метров, тогда как в соответствии с санитарными нормами расстояние от жилой постройки до осевой линии железнодорожного полотна не должно быть меньше 100 метров. Поезда по этим колеям ходят не так часто, но и нередко, в основном как раз по ближайшей к домам колее. Ведут длиннющие поезда сдвоенные отчаянно дымящие дизельные локомотивы, добавляющие копоти к дыму котельной ИК и к угольной пыли. Третья колея проходит в 100 метрах от домов, а пути, на которых и идёт работа с углем, начинаются в 10 метрах от третьей колеи.
  Дома расположены в зоне интенсивных радиоволновых потоков: по заливу снуют суда, интенсивно использующими связь. В результате связь в домах работает неустойчиво, да и для здоровья жить в этом потоке радиоволн вряд ли безопасно.
  Электрообеспечение домов неустойчиво: с подстанции перекинута «воздушка», и при сильных ветрах, а то и без них, электроснабжение прерывается, и никогда неизвестно, на сколько времени. Люди нервно ищут свечи и клянут всё на свете. Иногда электроснабжение прерывается в режиме «тряски», короткими интервалами.
  Дома расположены на отшибе, на территории с практически отсутствующей городской инфраструктурой, где все нормы пешеходной доступности нарушены. Ближайший продовольственный магазин почти в километре пешего хода, ближайшая школа – в километре. Автобусные остановки далеко, - тоже примерно в километре, исключая остановку «Угольная база», но спуск к ней, в особенности в зимнее время, проблематичен: надо идти через двое железнодорожных путей и по каменистому крутому склону, где в гололёд особенно опасно. От посадочной площадки остановка отделена той самой третьей железнодорожной колеёй, которую при приближении поезда надо успеть перебежать, чтобы не пропустить автобус. А до других – дальних - автобусных остановок надо ходить по проезжей части дорог, так как здесь нет улицы, нет тротуаров. С концом светлого времени года добираться до остановок надо в темноте, так как нет «уличного» освещения. Горят (и далеко не всегда) лишь 2 лампочки над подъездами этих домов, - по одной на дом.
  В этих домах жить нельзя: опасно для здоровья и некомфортно. Люди живут здесь, как изгои.
  При таком «букете» невыносимых экологических и социальных условий мы в содружестве с КПРФ попытались добиться переселения людей в жилую зону города, благо в двух этих домах живёт всего 70 человек. Но все доводы экологического и социального порядка были отметены: деревянный дом подлатали, с водой вопрос уладили, канава, естественно, осталась, рухнувшие в каменном доме из-за хронического подтопления полы были восстановлены, а заключение по каменному дому было таким: он ещё не простоял своего срока, ему ещё стоять и стоять. Итог: что можно, подправили, но дым, копоть и расположение внутри 100-метровой полосы от осевых линий железнодорожных путей остались. И люди остались в тех же экологических условиях, в которых жили. Таким образом, несмотря на крайне неблагоприятные экологические и социальные условия, победил кондовый принцип: дом свой срок не простоял.
  Мы считаем, что в связи с высокой охранительной значимостью экологических и социальных условий жизнедеятельности человека, эти характеристики должны быть выведены в число приоритетных, и предлагаем создать рабочую группу по разработке методологии повышения приоритетности социальных и экологических факторов при принятии административных и хозяйственных решений. Инициативная группа такого коллектива могла бы возникнуть уже в ходе настоящей научно-практической конференции, и мы рассчитываем, что желающие войти в её состав найдутся. 
Добавил: Pirlo5810 |
Просмотров: 303 | Рейтинг: 4.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Категории раздела

Новости [2]

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Поиск